Интинские открытия

Интинские открытия

Вы когда- нибудь  слышали  , как шумит  северная речка?  Шумит, стремительно уносят свои быстрые воды вдаль, к белым полярным ночам, насупленным горам, усиливаясь  на перекатах , играя и громыхая  камнями, как мельница в сказке?

Моё  школьное детство прошло на берегу северной речки  с красивым и нежным именем Инта, названной  в честь молодого шахтерского  города.

Это сейчас расхожий  образ «дом на берегу реки»  уводит нас в живописное зелёное место. А тогда, когда мне было семь лет, и меня, маленькую девочку, привезенную с Рязанской области,  выросшую  в раздолье  есенинских  просторов, в частном доме с садом и огородом,  напугала кирпичная многоэтажка, стоящая  особняком на берегу речки  и жужжащая  своею советскою  жизнью.  Лермонтова 8, квартира 38. Наглухо  отпечаталось с той поры в детской памяти.

Пугало всё: леденящий  пронизывающий сентябрьский  ветер, плотные сумерки, серые облака утром, бледное  негреющее солнце в полдень,  чахлые деревца,  тёмно- зелёный подъезд и старые деревянные почтовые ящики, похожие на грязно-желтые коробки.

Я с трудом тащилась со школы, груженая толстым темно-коричневым  портфелем, боясь потерять ключ  от квартиры. Самое неприятное было пройти расстояние от остановки  до подъезда.  Ветер сметал  с пути, шарахал меня из стороны в сторону, пронизывая всю  насквозь. Подбегали бродячие  собаки, лаяли, нюхали меня зачем-то.  Моё маленькое  сердечко колотилось  изо всех сил... В тот момент мой толстенный портфель был мне другом, он как якорь не давал  ветру  меня подхватить  и унести в ледяное  царство вечного холода и тьмы . Заодно был и защитой от собак.

Приходя в свою маленькую хрущевку, я каждый раз  радовалась , Слава Богу! Добралась!

Я потихоньку привыкала к новой жизни. В душе была тоска... Я печалилась и грустила  по жизни  в Сапожке, по мамке Старой.  По скамеечке и теплым тихим летним вечерам, проведённым  возле дома.  Как-то раз сердцах я воскликнула: «Ну что же вы так далеко от мамки Старой построились?!», чем насмешила своих родителей.  Однажды холодным осенним  вечером, когда за окном была кромешная  темнота, посмотрев на часы, а было шесть вечера, совсем пригорюневшись, тихо сказала: « А мамка Старая  сейчас чай пьёт...» И по моим детским щечкам потекли предательские слезы.

 Моя душа унеслась  в тёплые края, в родной Сапожок , в дом по улице Ленина 40 а, на теплую  русскую печку, к любимым бабушке и дедушке, в сад, в сарай, на природу...

По своей  складу, я была путешественник- исследователь.  С детства не любила сидеть дома,  меня вечно влекли неведомые дали.  Вокруг было столько интересного!

 В холодном краю  я находила утешение в походах на природу.  Рядом с многоэтажкой  был  лес и речка.

 … Узенькая тропинка   вела по берегу реки в лес. Чахлые осины, тонюсенькие северные березки и карликовые березки, пожухлая трава , зеленоватый  мох, ярко-красные и жёлтые  опавшие листья ... Тропинка манила вдаль.

Лес ещё не совсем обнажился.  Удивительно, но листья на деревьях, казалось, держались из последних сил на ветру. Рядом громыхала  речка, то усиливая  свою  песню, то утихая. Тропинка  вела все глубже в лес. Ветер утих , и стало заметно  теплее.  Я шла и представляла себя учёным в экспедиции, будто я исследую неизвестную  территорию , растения, их виды. Надо быть внимательной  и ничего не пропустить! Вдруг я обнаружу  неизвестный  вид дерева, кустарника  или мха?!  Шум реки стал тише, и я поняла, что тропинка уводит меня от её берега.   Вокруг было красиво. Повсюду стояли одетые в осеннюю  красу деревья: зелёные вперемешку  с оранжевыми   и красно- коричневыми  листьями. Все оттенки жёлтого и бордового  цвета ! Красота неописуемая! Любуясь ею, я даже забыла свое «моросящее» настроение , с которым вышла из дома. Интересно, что там дальше?  моё любопытство и фантазия толкали меня  все дальше и дальше в лес .

Я неторопливо шла, прогуливаясь по тропинке , стараясь напитаться  внезапно открывшейся  осенней красотой.  Вдруг  деревья раздвинулись , и я оказалась на полянке. Сердце радостно забилось! Чудеса! Полянка была совершенно круглая, а в середине её стоял  шалаш. Я подошла к нему, испытывая настоящую  радость! Шалаш был небольшим, построенный из веток, внутри  ничего не было. Я моментально почувствовала  себя  в сказке.

Стояла необыкновенная тишина.  И кто-то неведомый , добрый как будто говорил:  «Посмотри, это тебе сюрприз! Не грусти, в наших краях тоже можно жить».  Постояв  несколько минут, я повернула назад.  Настроение было прекрасным!  Вот послышался шум речки, он был уже знакомым и совсем не  воинственным.  Я вышла на каменистый  берег , стала разглядывать камешки, любуясь витиеватым течением  реки.  В прозрачной воде   колыхались желто-зеленые  водоросли,  раскрашенные Дамочкой Осень. 

Ускорив  шаг, я подходила к своей пятиэтажке.  «Сегодня расскажу маме про свое лесное путешествие  и про шалаш!» - решила я. 

 Где - то в глубине души  я понимала, что Природа раскрыла передо мною свои владения и старалась утешить.  А ещё я почувствовала, что суровый Северный край хочет подружиться со мной.  Ведь впереди было 10 лет учёбы,  школьной жизни здесь.   Хорошенько поразмыслив, я  не стала рассказывать  маме о своём приключении и находке. Решила позже  продолжить исследование , надеясь обнаружить еще что-нибудь особенное  после  этой полянки. 

В свой следующий поход я нашла кусты красной смородины, и моему счастью не было предела! Кислая  дикая северная ягода набивала  оскомину во рту, но была необыкновенная радость от  того, что я её сама нашла и пробую, как в своем саду ! Мои детские пальчики все заледенели  от холода, пока я рвала ягоды с кустарника, но мне так хотелось порадовать маму!  Я нарвала  букетик из красных  диких лесных ягод.   

Вернувшись домой и лёжа в тёплой постели, я вспоминала свои прогулки, мысленно возвращаясь  и к тропинке , и к звенящей на перекакатах речке с её пологим  каменистым  берегом, и к шалашу  с красной смородиной.  «И зимой туда буду ходить! На лыжах!» - Решила я, засыпая в тёплой постели, все ещё не отпуская из слуха пение северной реки, которое я впервые услышала и понимая, что у меня появился свой маленький волшебный островок  познания большого мира .

Этот сказочный лес, волшебное  местечко ещё долго грели душу.  До самых  заморозков, до инея на траве, до первого тонкого льда на речке.

Прошло много-много лет и зим. В моей жизни были разные города ,где я работала, много интересных  проектов, открытий и находок. Неизбежно на жизненном пути встречались   поражения и разочарования в людях. Когда  на душе  становилось грустно,  я погружалась в воспоминания  о своей  прогулке по берегу северной речки Инты, к  маленькому открытию, к  круглой полянке и шалашу  среди леса. И приходило понимание, что за дремучими лесами и непролазными дорогами, говоря образно, всегда обязательно  открывается нечто светлое и радостное, надо только идти вперед!

 

15 марта 2017

Поезд, тихо покачиваясь, будто через дремоту, подходил к станции. Громыхнул, фыркнул, словно проснулся, и остановился. Приехали.
Инта встретила серым осенним низким небом, промозглостью и сыростью. Было пасмурно.
Соскочив со ступенек вагона и оказавшись внизу на перроне, на мокром грязно-сером асфальте, отец принимал вещи. Папка был в приподнятом настроении. На его лице светилась улыбка, он бодро ставил чемоданы и сумки рядом друг с другом.

Первый день в Инте

22 августа День рождения республики Коми. Этот день для меня всегда был и остается праздничным. Моей родной и любимой республике я посвящаю эти строки.

Когда я была маленькой, я думала, что вся земля - это Север. В моем мире не существовало тепла, только холод, чумы, олени, северное сияние. Люди все – полярники или работавшие на шахтах и нефтеразведках. Я очень любила серебристое сияние снега, от него исходил свет в длинные темные ночи.

Мы дышим нашим Севером

Стоит август, стали поспевать мои сливы!
Плодовые деревья (в нашем саду их четыре) посадил когда- то дед Иван Долгов. Долго у всех сапожковских родственников я выпытывала название сорта. «Сливы, они и сливы, - был ответ,- тебе какая разница, сорт хороший, урожайный, ешь!»

Совсем недавно, дрейфуя по просторам интернета, я увидела видео про сливы, один- в- один похожие на мои. Это был сорт «Венгерка». Наконец-то я нашла название. «Венгерка»... Венгрия.

Мне вспомнилась заказчица по журналу «Знай Наших!», Вера Васильевна, которая уехала в Венгрию.

«Венгерские» мемуары