Очерки

В моем детстве на посёлке «Восточном», город Инта, Коми АССР, пятиэтажке, где жила наша семья, на первом этаже находился магазин «Шахтер». Он состоял из трех «отделений» - магазина промышленных товаров, продовольственных и кулинарии.
Первый - это обычный советский магазин промтоваров, где продавались посуда, обувь, ткани, одежда.
Второй- кулинария, а третий - продовольственных товаров. Туда мы ходили за хлебом, молоком, сыром, колбасой, печеньями, мясом и овощами.
Я хорошо помню кулинарию.

Вкус детства. Из цикла «Интинские зарисовки»

В этот приезд в столицу Республики Коми я задержалась погостить надолго.
После юга северная жизнь вернулась, и я окунулась в привычное. Я с удовольствием заметила, что город за время моего отсутствия заметно вырос, преобразился.
Новостройки подпирали небо, возникли целые районы, которые украшали новые кафе.
Центр «переехал».
Раньше центр города располагался возле ЦУМа, Дома Быта. Центром считалась гостиница «Сыктывкар».
Сейчас это, скорее всего, старый центр. А вот новый...

Люди Сыктывкара

Первая зима в Сапожке меня радовала. Позади осталось многотрудное время, суматоха, связанная с обработкой урожая.
Наступило время отдыха, время чтения увлекательных книг, неспешных прогулок по берегам замерзших прудов и речек и улицам зимнего Сапожка. Время стояло предновогоднее, любопытство звало гулять по городку и ближайшим слободам. Сапожковцы украшали свои дома к Новому году очень красочно! Мне открывались целые композиции мелькающих огоньков. Здесь было все: олени, снеговики, Дед Мороз и Снегурочка, матрешки, рождественские венки.

Дядя Саша

Наступила осень, а с ней и сезонные заботы по огороду. Сосед позвал копать картошку, мы пошли.
За уборкой шли разговоры «за жизнь», о здоровье, о спорте. Сосед говорил, что приседать и наклоняться - это полезно для здоровья. Я вторила, что работа на земле приносит ни с чем несравнимую радость: куда- то уходит городская депрессия, уныние и вечный осенний скулеж «вот и лето прошло...»

Невероятная Надя

Поезд, тихо покачиваясь, будто через дремоту, подходил к станции. Громыхнул, фыркнул, словно проснулся, и остановился. Приехали.
Инта встретила серым осенним низким небом, промозглостью и сыростью. Было пасмурно.
Соскочив со ступенек вагона и оказавшись внизу на перроне, на мокром грязно-сером асфальте, отец принимал вещи. Папка был в приподнятом настроении. На его лице светилась улыбка, он бодро ставил чемоданы и сумки рядом друг с другом.

Первый день в Инте

22 августа День рождения республики Коми. Этот день для меня всегда был и остается праздничным. Моей родной и любимой республике я посвящаю эти строки.

Когда я была маленькой, я думала, что вся земля - это Север. В моем мире не существовало тепла, только холод, чумы, олени, северное сияние. Люди все – полярники или работавшие на шахтах и нефтеразведках. Я очень любила серебристое сияние снега, от него исходил свет в длинные темные ночи.

Мы дышим нашим Севером

Стоит август, стали поспевать мои сливы!
Плодовые деревья (в нашем саду их четыре) посадил когда- то дед Иван Долгов. Долго у всех сапожковских родственников я выпытывала название сорта. «Сливы, они и сливы, - был ответ,- тебе какая разница, сорт хороший, урожайный, ешь!»

Совсем недавно, дрейфуя по просторам интернета, я увидела видео про сливы, один- в- один похожие на мои. Это был сорт «Венгерка». Наконец-то я нашла название. «Венгерка»... Венгрия.

Мне вспомнилась заказчица по журналу «Знай Наших!», Вера Васильевна, которая уехала в Венгрию.

«Венгерские» мемуары

Мария Константиновна церковь любит. Можно сказать, она в ней живет.

Константиновна присутствует на службе каждый день - и утром, и вечером. Как орлица, обозревает храм со своего свечного ящичка, и от ее строгого взгляда ничего не ускользает.

Находясь в церкви, Константиновна писала требы, давала прихожанам свечки, объясняла новичкам, что такое сорокоуст, проскомидия, молебен святому. По глазам приходящих людей видела, что путаются, смутно понимают, какие треб надо заказать в храме.

Константиновна

Дожди, доняли дожди нас ... Ну, что это такое?! Весь июль - начало августа одни дожди. «Душа требует праздника!», - как заядлые туристы, запертые на одном месте, вздыхая, говорили мы с Верой друг другу, поочередно поглядывая в окно на мокрые крыши домов и влажную листву деревьев.
 

- А давайте сходим в поход! Вроде дождя нет... - предложила Вера.

- А давайте, не размокнем,- поддержала я.

Как мы на уху ходили

Узкая тропинка петляла и бежала вперёд. Вокруг было ярко-зелено, слышалось птичье разноголосье. Огромные деревья с широко раскидистой кроной и необъятными вековыми стволами красовались и притягивали взор. Вот большая поляна: ни конца ни края, следом неведомая красота сказочного берега реки. Слева тихо и неторопливо несла свои воды родная речка Мошка, справа гремел лесной ручей. Гудиловка? Возможно.

Летние зарисовки. Июль

Страницы