Рыжая

Рыжая
Рыжая

Я помню себя совсем ребёнком, мне года 4. Стоит морозная сапожковская зима.  На улицу гулять не пускают.

На лыжах по огороду – пожалуйста!  Я стою в чёрных новых твердых валенках, просунутых в круглое  крепление на лыжах и делаю первые неуклюжие  шаги по снегу.    Чёрные валенки и  мои ноги сами по себе, жёлтые ободранные неизвестно откуда взявшиеся  лыжи  - сами по себе. Хрустит  белоснежный  снег, я смотрю на поле огорода и , опираясь на лыжные палки, с трудом пытаюсь сделать первые шаги.

Огород  тогда мне казался большим, я обвела его взглядом и решила добраться до самого дальнего уголочка, до забора тетьки Дуськи, вредной и похожей на ведьму старухи, которую все боялись и дразнили "Рыжая ".

Летом я боялась даже приближаться к её забору.  Она постоянно торчала на огороде, ковыряясь  на грядках, почти совсем не разговаривала с соседями, а если кто- то и приближался посмотреть, что она  там  делает, бросала злобные взгляды.

Рыжая жила одна и не любила детей.  Всегда хмурая, с торчащими и из -под платка седыми патлами, в тёмно-бордовой  кофте  и чёрной юбке в пол, она зимой и летом  была одним цветом.

У   самого забора с её стороны росла большая черемуха. Её раскидистая  крона  бросала тень на половину бабушкиного  огорода.  В том месте у забора  сажали  картошку,  из -за тени ботва всегда была маленькая  и чахлая, и сама картошка всегда мелкая.  Бабушка сетовала на этот факт, но молчала. 

- Так надо сказать, чтобы она спилила  эту черемуху  или хотя бы ветки! - жужжали соседи.  Теть Шур, ну скажи же ей  или пусть дед скажет!

- Да как она спилет, одна- одинешенька  живёт.  А дед мой что  скажет, глухой  пЯнек! Да Бог с ней, что нам картошки что ли не хватает.

И, махнув  рукой, бабушка заканчивала разговор.

Прошлым летом по ночам сапожковская шантрапа повадилась воровать в садах яблоки и даже рискнула   оборвать гроздья этой черемухи! Старуха это дело учуяла, выбегала  из дома, с криками и руганью , с длинной палкой, грозясь достать  и как следует огреть  веселую компанию.  Подростки с криками и шумом  спрыгивали  с дерева, бежали врассыпную.

"Рыжая, Рыжая, не догонишь "- неслось по всей округе.

После ночных набегов тётя Дуся  была ещё  злее  и высказывала  моей бабушке через забор про моего брата Славу, что это он  наводит сюда шантрапу и сам шантрапа!  И если упадёт забор, то чинить его будем  мы.  Моя    Мамка Старая воспитанно  и твёрдо отвечала, что это не её внук, что он спал без задних ног  этой ночью.  Но, возвращаясь  с огорода домой, мой братец  получал  затрещину. 

-  Мааа! Это не я!

- Ты, не ты, а  чтоб  не лазил!

Наблюдая эту картину, я знала, что не в этот  раз, но брат с дружками обрывает черемуху.  И мне почему то было жалко  эту  Рыжую....

Так, вспоминая летние огородные   события, я упорно шла к дальнему забору.  Лыжи мои проваливались  в лёгкий  и пушистый снег, под тяжестью ног его много налипло , я шла по колено в снегу, еле передвигая  ноги.  От белизны  ломило в  глазах ,и я шурилась ,не упуская забор из виду. Солнце играло по всему зимнему огороду, который был похож  на большую воздушную перину, снег переливался разноцветными  яркими огоньками.

Идти все было труднее и труднее, и я изрядно устала.  Остановилась, чтобы перевести дух.  Пальчики в варежках  начали  покалывать от холода.   " Я обязательно  дойду! "- подбадривала я сама себя. Мне было очень любопытно  , что там за нашим забором на огороде Рыжей соседки. 

Обернувшись  назад,  поняла, что прошла половину пути. 

Уже замерзали щеки, пальцы в варежках  щипали , а я ,  маленький ребёнок, тяжело  передвигая лыжами, все шла и шла к заветному  забору.   Осталось совсем немного. Зимнее солнце  стало блекнуть , и глазам стало легче смотреть вперёд. 

И вот я , наконец-то, у цели!  Я приблизилась к серым  доскам и, вдыхая  свежесть зимней  древесины, прильнула  глазом в отверстие долгожданного  забора!  Моему взору открылся обычный огород, заваленный пушистым  снежком. Я отчётливо увидела накрытые снегом кустарники смородины, крыжовника . Небольшой покривившийся сарайчик, закрытый на большой амбарный замок... Какие- то доски лежали поодаль, ближе к правой стороне  постройки.

Слева, вплотную к забору , стоял крупный ствол  той самой черемухи. Я задрала голову и высоко-высоко  увидела ветки - прутья, танцующие в объятиях холодного ветра. Но    самое интересное, что я почувствовала -это какой-то  другой воздух, необычный чужой  запах, таинственную    сказочную атмосферу.... Вдоволь налюбовавшись чужим зимним  огородом, я повернула  назад.

Когда я подходила к двери дома, от усталости мои ноги еле передвигались.  Я вынула себя из лыж.  Коленки замерзли , ног я не чувствовала, пальцы на ногах еле шевелились.   Пальчики на руках в двойных  варежках  совсем не слушались, щеки щипало , нос совсем обледенел и горел!

- Замерзла! Вся замерзла! Ругалась Мамка Старая, в один  миг расстегнув  все мои пуговицы, стащив с меня   одновременно шубейку , шапку, валенки и задубевшие  рукавицы и поставив меня к русской печке. 

Слушая  треск горящих  дров в гудящей печи, я прислонила свои красные от холода  руки со скрюченными пальчиками погреться.   Пальцы кололо  и ломило.    Мамка  Старая ругалась , а я стояла, не шелохнувшись, и мне казалось, что даже мой язык онемел  от холода.  Но внутри было тепло и радостно! Я дошла до забора! 

***

Летом, когда я рассматривала грядки, меня вдруг позвала Рыжая.  Я с волнением подошла. Между досок она мне протянула  кулек.  Я осторожно взяла.

- Бери, не бойся, на, покушай! На меня по-доброму  смотрели выцветившие  карие глаза старой женщины. 

Оробев, сказав спасибо, я  взяла кулек и опрометью помчалась к середине своего огорода . В кульке  была душистая крупная  чёрная черемуха. 

***

Прошло много лет. Старая неприкасаемая черемуха ещё долго шумела над нашими огородами , взирая на грядки, как султан на свои владения. 

Как- то приехав  в Сапожок  ( а я уже перешла на 2 курс филологического факультета Сыктывкарского университета) , я от мамки  Старой   услышала историю, которая меня потрясла до глубины души. 

Ко мне приходила Рыжая, - сказала бабушка. 

Пришла, упала на стол и давай кричать:  Возьми меня к себе, Шура! , говорит.  Совсем я одна - одинешенька, никому не нужна, никто меня не любит, бояться, все ведьмой кличут ! А ведь у меня  был муж,да  на войне погиб. И ребёночек  был маленький, да умер... и нету у меня никого  на всем белом свете.... была сестра да и та пропала куда-то... Возьми  меня к себе, вон у тебя дом какой большой и дети есть, и внуки ! А мой дом совсем развалился  и починить- то некому ! И спилю  я эту черемуху! Возьму и спилю! Спилить, а, Шура?! Только возьми!

- Ну куда я тебя возьму ? Сейчас Тамара , Света приедет! У Славы дети, мои внуки, полный дом народу ! Куда  ты тут?

Ты уж не обижайся, зимой приходи. А летом полный дом народу и колгота  своя. 

- А зимой возьмёшь? Не унималась  Рыжая. 

- Зимой возьму, приходи. 

До зимы баба Дуся не дожила.  Она умерла поздней осенью, когда наступили холода.   Хоронили соседи, пять человек.  Тихо отошла.... А до этого соседи слышали, как она кричала и причитала о чем- то в голос.

А черемуха по весне  засохла....

Я вспомнила  лыжный   поход по огороду, кулек с черемухой ,и мне стало очень жаль  эту одинокую  старую женщину. 

- Она хорошая была,  мам, а мы о ней ничего  не знали.....

-А что с домом и огородом? - спросила я.

- Сестра приехала после похорон и продала дом.  Приехали  какие -то, живут.  Купили, сказали .

Я пошла к дальнему забору.  Уже на полпути поняла, что все из изменилось...

Черемухи не было, грядки и кустарники расположились  на новом месте. Только обветшалая  сараюшка и старый забор напоминал о тете Дусе, некогда жившей  по соседству...

7 .09. 2016.

Первая зима в Сапожке меня радовала. Позади осталось многотрудное время, суматоха, связанная с обработкой урожая.
Наступило время отдыха, время чтения увлекательных книг, неспешных прогулок по берегам замерзших прудов и речек и улицам зимнего Сапожка. Время стояло предновогоднее, любопытство звало гулять по городку и ближайшим слободам. Сапожковцы украшали свои дома к Новому году очень красочно! Мне открывались целые композиции мелькающих огоньков. Здесь было все: олени, снеговики, Дед Мороз и Снегурочка, матрешки, рождественские венки.

Дядя Саша

Наступила осень, а с ней и сезонные заботы по огороду. Сосед позвал копать картошку, мы пошли.
За уборкой шли разговоры «за жизнь», о здоровье, о спорте. Сосед говорил, что приседать и наклоняться - это полезно для здоровья. Я вторила, что работа на земле приносит ни с чем несравнимую радость: куда- то уходит городская депрессия, уныние и вечный осенний скулеж «вот и лето прошло...»

Невероятная Надя

Дожди, доняли дожди нас ... Ну, что это такое?! Весь июль - начало августа одни дожди. «Душа требует праздника!», - как заядлые туристы, запертые на одном месте, вздыхая, говорили мы с Верой друг другу, поочередно поглядывая в окно на мокрые крыши домов и влажную листву деревьев.
 

- А давайте сходим в поход! Вроде дождя нет... - предложила Вера.

- А давайте, не размокнем,- поддержала я.

Как мы на уху ходили