КЛАДЫ

Как хорошо бывает после дождя! Воздух по -особенному свежий, вся листва на деревьях, кустарниках новенькая, как умывшаяся, блестит и ярко зеленеет.
Я , маленькая любопытная девочка, надеваю калоши и шмыгаю в сад.
У мамки Старой и моего деда был и огород, и сад. Вместе росли и яблони и груши-дички, которые в народе называли «дульками». Вдоль забора стояли вишни, которые бабушка называла «вЫшни». Было пару кустов чёрной смородины, крыжовника, звучавшим на местном диалекте как «крУжовник» . Царицей огорода и всех овощей была картошка. Ей, любимой, посвящалось все время, силы и внимание. Чего только стоили обсуждения травли колорадского жука, который ни днем, ни ночью не давал покоя местным жителям!
Когда я ходила с мамкой Старой в город за хлебом, и она останавливалась поговорить с другими бабульками, говорили только о картошке, взошла- не взошла ( у кого как), зацвела- не зацвела, окучивать сколько раз в неделю и как бороться с жуком. Боролись всякими методами. Моя бабушка собирала руками, а я стояла рядом и держала пол-литровую банку с керосином, куда отправлялись жуки умирать.
В детстве я не понимала всю значимость овоща- кормильца. Мне было не понятно, почему все так носятся с картошкой , и я её не любила.
Мне по душе были яблони. Под их раскидистыми кронами был тенек. Мне нравилось приходить сидеть и мечтать под яблоней, которую называли «Белый налив». А ещё у нас её величали «дальняя». Была ещё одна, «ближняя»: сорт пепен шафран. Так случилось, что росла наша яблонька на меже тёткиного Ольгиного огорода, жены дяди Сережи, сына мамки Старой, которые построили на нашем участке дом, и огород разделился пополам. С родней были контры, поэтому яблоки с этой яблони по умолчанию собирать не разрешалось.
Я очень любила свою яблоньку. Пройдя ненавистную картошку, я добиралась до своего местечка , садилась на корточки и рассматривала землю. У меня была своя игра.

представляла себя учёным , который занимается раскопками и ищет клад! Палочкой и руками я раскапывала чернозем, намереваясь найти что -то необычное. Когда такое случалось, находился маленький камешек или стеклышко , моему счастью не было конца! Иногда ничего не находилось, и я , не солоно хлебавши, с понурой головой тащилась в дом. Временами находки были ценные! помню, как раскопала однажды клад в виде небольшого осколка тарелки. Это было белое стеклышко , с рисунком фиолетовых цветков на ветке сирени. Очень красивый рисунок, я хранила этот артефакт как зеницу ока и даже никому не давала подержать в руки! У меня была целая коробочка таких сокровищ, и я её бережно хранила.
По вечерам, сидя на крыльце Прасковьи Павловны, я хвасталась перед ребятами своими кладами, и они у меня, конечно же, были краше всех, как и кораблики!
- А у меня ничего нету, - жаловался Лешка Гаджибеков.
- А ты копай лучше !- ехидничала я.
А Ванька Астахов, как истинный влюблённый жених, периодически отдавал мне свои накопанные клады, и я пополняла свою коробочку, сияя от счастья!
Мне не сиделось на месте, и всегда хотелось каких то необычных приключений.
Вот и сейчас, выйдя после дождя из дома, я направилась в сад.
На углу дома был водосток. Во время дождя вода с крыши через него текла и попадала в большой чугун . всегда любила тот момент , когда дождь уже прошёл, а вода с крыши все течёт в чугун, переполняя его края. Было что- то необычное в этом потоке воды . подставляла руки, и дождевая вода наполняла мои ладошки. Пахло свежестью, и было здорово!
Мне нравилось играть с водой: всегда возникали какие-то фантазии, образы, уносившие маленькую девочку в свой сказочный мир.
Подойдя к чугуну, я впервые внимательно всмотрелась в него. Моему взгляду открылся целый волшебный мир: на дне чугуна валялось много всякого хлама, осколки кирпичей, какие то камешки, обрывки верёвки. вглядывалась в это «добро», ожидая найти для себя что-то необычное. Сюрприз не заставил себя ждать. Вот он - маленький круглый плоский камешек, величиной с копеечную монетку! Гладенький, белый с кремовым оттенком, он как будто смотрел на меня и улыбался. почему -то решила, что этому камешку, как и мне, семь с половиной лет, и он хочет, чтобы я его отсюда забрала! «Камешку нужен домик и друзья!»,- подумала я, и блестящий мокрый камешек очутился в детской ладошке.

«Это будет водный клад! Клад от дождя с крыши!» - решила я, и ребятам так скажу. «Это Боженька услышал и послал клад, потому что совсем ничего не копалось в последнее время под яблоней»,- подумалось мне.
Белый улыбающийся камешек отправился в любимую коробочку.
- Вот это дааааа.....! - Удивлялись ребята, когда я им рассказала, где отыскала камешек! Прямо с крыши? Прямо с неба?
- Прямо с неба! - Серьезно кивнула я.

Самое интересное было то, что каждый раз после дождя на дне чугуна действительно находились всякие штучки, которые будоражили мое воображение, создавая разные детские истории

8 сентября 2016.

Октябрьская осень тихо бродила по берегу реки. Было пасмурно, прохладно и тихо. Река медленно несла свои воды вдаль. Октябрьская осень подошла к кромке воды и, как в зеркало, посмотрела на себя. Из реки на неё взглянула постаревшая женщина с печальным взглядом, лицо которой было изрезано морщинками. Октябрьская осень тяжело вздохнула и побрела дальше. Она шла медленной походкой уставшей от жизни женщины.

Дунул холодный ветер, фалды тёмного плаща разлетелись в разные стороны, с головы сполз капюшон, тёмные волосы упали на плечи, шарф оголил шею...

Октябрьская осень

Сентябрьская осень, миловидная дама с золотистой косой, шурша опавшими листьями, прогуливалась по парку. Она была одета в оранжевый плащ, яркие модные туфли, на голове была изящная шляпа с большими полями, в руке – модная кожаная женская сумка, стилизованная под кленовые листья.

Солнечные лучи озаряли красно- желто- зеленую листву, которая пестрым мягким пушистым ковром лежала под ногами.

Сентябрьская осень

- СветАсвет! – кричит и костяшками пальцев стучит в окно моя тетка Ольга, с которой мы живем по соседству,- иди сливы собирай, а то уже все осыпались!
- Свет, вставай, молочница пришла.

8 утра! Спать хочу! Никакого покоя. Я вчера легла в три часа ночи, потому что болгарский перец уже весь перезрел, и я делала в два захода лечо.
Орать тёте Оле я не могу, горло болит. Полусонная, накидываю на плечи халат, автоматом ноги - в шлепки. Иду к «молоШнице».

Утро сентября